Коллекционирование

0-22199-diamnte

Охота пуще неволи. Коллекционирование — одна из самых распространенных людских слабостей. Соби­рают все: бутылочные и спичечные этикетки, прибреж­ный песок, морскую воду, книги, картины. Миллионеры собирают домашние зоопарки, короли — самоцветы для корон. Поэт Андрей Вознесенский коллекционирует предметы чувств, как о том сообщается в стихотворе­нии «Вор воспоминаний»:

Я вор воспоминаний. Где хранят предметы чувства в тысячи карат? куски тоски? и хризопраз каприза? где ты их держишь? Тюбики помад меня не узнавали. Вырыт клад. Мое письмо торчало из корзины.

А вот в коллекции жителя Кайраккума А. М. Соко­лова собраны бабочки — свыше ста штук. Не спешите осуждать Александра Михайловича за опустошение экологической ниши чешуекрылых. Дело в том, что пе­реливающаяся всеми цветами радуги насекомая коллек­ция... сделана из камней. Раньше Соколов собирал ми­нералы. Как всякий увлеченный коллекционер, органи­зовал небольшую мастерскую по резке и полировке самоцветов. Однажды при обработке крупного агата он обратил внимание на необычный рисунок. Срез камня походил на ажурное крыло бабочки. Дальше все было достаточно просто.

А. М. Соколов — щедрый человек. Его каменные «бабочки» налетали тысячи километров, побывав за ру­бежом и на ВДНХ СССР (серебряная медаль). Многие посетители восхищались оригинальностью замысла и филигранным исполнением. А вот и курьез: специали­сты по чешуекрылым берутся точно определить виды, к которым можно отнести отдельных бабочек из коллек­ции. Поистине природа любит повторяться в, казалось бы, весьма далеко отстоящих друг от друга актах тво­рения!

 

Любителям природы Восточного Казахстана хорошо известно имя механика Зыряновской обогатительной фабрики В. Микова. В течение многих лет он руководит секцией туризма. Во время одного похода В. Миков на­шел несколько красивых камней, которые положили на­чало коллекции. Теперь в ней более тысячи образцов. Это агаты, гранаты, сердолики, аквамарины, друзы гор­ного хрусталя. В. Миков с удовольствием показывает коллекцию друзьям-туристам, школьникам.

 

Полторы тысячи образцов насчитывает коллекция В. П. Афанасьева, жителя украинского села Цекиновки. Из Прибалтики и Памира, с Урала и Дальнего Востока привезены прекрасные образцы малахитов, агатов, гра­натов, халцедонов. Двери сельского минералогического музея всегда гостеприимно распахнуты. Люди приходят посмотреть не только на камни, но и на книги, эксли­брисы.

 

В 1964 году при Московском обществе испытателей природы была образована секция любителей камня. Она объединила всех видных коллекционеров страны. Здесь есть врачи, инженеры, рабочие, химики, геологи — лю­ди самых разных профессий, искренне увлеченные ми­нералогией. Активным членом секции являются уже знакомый нам шахтер Л. А. Симбирцев и автор книг о самоцветах Т. Б. Здорик. Каждый год коллекционеры организуют выставки. Юбилейная двадцатая состоялась в 1985 году в Государственном биологическом музее имени К. А. Тимирязева (Москва). Три небольших зала были буквально битком набиты уникальными и редки­ми образцами камней, привезенными из всех уголков страны. Некоторые образцы пересекли государственные границы Индии, Китая, Монголии, Греции. Посетители не только любовались самоцветами. Они могли узнать, как лучше собирать минералы, как их обрабатывать. Кроме того, здесь можно было получить консультацию о создании коллекции, о классификации минералов, об их необычных свойствах. Экскурсии вели опытные спе­циалисты, которые рассказывали о работе Московской секции любителей камня.

Название выставки — «Удивительное в камне». Из­вестный коллекционер Б. Кантор представил велико­лепные кристаллы аметиста, гипса, кальцита. Рядом ле­жали оправленные в металл агаты А. Коробкова. В вит­рине супругов Лебедевых всеми цветами радуги пере­ливались кварцы Мангышлака. Как всегда, поражали пейзажные кремнеземы. Вот горный ландшафт с ледни­ком; вот деревенская картинка в стиле Саврасова: весенняя черная земля, избы под сломанным деревом. Эти яшмы и агаты выставил Н. В. Князев. А вот ажур­ная ваза, выполненная из агатов и металла, длинные агатовые ложки, выточенные отцом и сыном Рябцовы-ми. Словно из-под резца Бенвенуто Челлини вышел овальный агат. Представьте себе полупрозрачный ка­мень с белыми, серыми и сизыми слоями. В этом соче­тании цветов и узоров не угадывается и не домысли­вается, а совершенно отчетливо вырисовывается чело­веческая фигура в длинном хитоне, ниспадающем жи­вописными складками. Голова слегка наклонена и об­ращена к зрителю. Завернутый левый рукав обнажает руку, опущенную вниз. Вся фигура выражает смирен­ное ожидание.

 

Агатов на выставке так много, что даже возникла мысль о девальвации камня. Фантазия большинства любителей не заходила дальше поднадоевших бабочек. Лучше всего выглядели образцы, в которых человек принимал минимальное участие: отпилил и отполиро­вал. Все-таки природная красота камня выше любых ухищрений. К сожалению, совершенно забыта старая форма показа самоцветов — минералогическая горка.