Наука о самоцветах

 

09304ed03512cd0d5e971e3cfa1c7efc

Слово «геммология» в русском языке появилось недавно и в сло­вари войти не успело. Ничего общего с гемоглобином и гематоге­ном оно не имеет. Геммами древние римляне называли клейкие почки на деревьях, но геммология все-таки не раздел ботаники. В индийских лапидариях (древних книгах о драгоценных камнях) оникс назван джемой. Так как оникс является одним из отборных камней, на которых в античную эпоху вырезали различные изобра­жения, то его санскритское название было перенесено на собствен­но изделие. Позже геммами стали называть любые самоцветы и ювелирные поделки из них. Следовательно, геммология — это на­ука о самоцветах, драгоценных и поделочных камнях.

Некоторые читатели могут решить, что геммология является ча­стью минералогии. Это не так. Геммология вполне самостоятельная наука и не ограничивается изучением свойств драгоценных камней. В ее сферу входят законы ценообразования и причины изменения спроса на ювелирные изделия, выращивание новых и облагоражива­ние природных самоцветов, огранка камней и определение их худо­жественной ценности. Если минералог требует, чтобы рубином назы­вали только корунд, окрашенный оксидом хрома в красный цвет, то геммолог из коммерческих соображений называет альмандин аделаидскюм рубином, шпинель — рубином-балэ, турмалин — бра­зильским рубином, пироп — капским рубином и т. д. В этом есть целесообразность. Действительно, что притягательнее для покупа­теля в ювелирном магазине — мало кому известный пироп или бо­гемский рубин? Горный хрусталь или аляскинский алмаз?

Геммологу интересны не только драгоценные камни, но и упо­минания о них в произведениях художественной литературы. Ис­следуя книжные самоцветы, ученый способен решать исторические, географические, филологические, искусствоведческие задачи. Напри­мер, внимательно читая Библию и прекрасно зная минералы, из­вестный советский ученый-минералог Г. Г Леммлейн сумел выяс­нить значения некоторых древнееврейских слов, которые в течение десяти веков переводились на русский язык неверно.

А теперь представьте такую картину: туристы разбили бивак на берегу быстрого ручья. Их окружает нетронутая природа. Склоны холмов мягко освещены заходящим солнцем, курчавятся виноград­никами и садами. В травяном ковре желтеют,   белеют, голубеют

первородные цветы. Воздух насыщен ароматами и щебетом стри­жей. Райский уголок!.. Туристы охают и ахают, но не очень долго. Вместо того, чтобы бесконечно любоваться неподвижным ландшаф­том, одни начинают завороженно следить за призрачными языками костра, другие вперились в тугие струи ручейка, третьи лежат на спине и не могут оторвать взгляда от бегущих облаков. И все это в полном молчании. Почему?

Наверное, потому, что люди скоро пресыщаются, наблюдая не­подвижный объект. Покой, статичность, умиротворенность нагоняют скуку. Человеческий глаз требует движения, кинематографической смены образов. Поэтому никогда не надоедает созерцание драго­ценных камней, самоцветов. В их отполированных гранях сверкают искры костра, струится и переливается солнечный свет, в них за­ключена бездонная глубина неба.

Самоцветы обладают механической прочностью, высокой терми­ческой и химической стойкостью, способностью снижать скорость звука при прохождении" через них звуковой волны. Многие само­цветные кристаллы играют всевозрастающую роль в развитии важ­нейших направлений науки и техники. Без них не могут обойтись квантовая и полупроводниковая электроника, микроэлектроника, приборостроение, электронно-вычислительная техника, ракетная и космическая техника.

В мировой художественной и научной литературе драгоценным камням отведено значительное место. Подробно освещаются вопро­сы, связанные с исследованием структурных особенностей и физиче­ских параметров кристаллов, изучением условий и методов выращи­вания, созданием ростового оборудования. Творчество Ф. Рабле, О. Уайльда, А. Куприна, Г. Уэллса, А. Конан Дойла, П. Бажова, И. Ефремова было бы беднее, не знай они драгоценных камней.